"Охридский пролог" святителя Николая Сербского: 26 (13) января

В начало

Дата:
Праздник:

Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:
подписка на новости сайта - просто введите Ваш email:
на указанную почту поступит письмо для подтверждения подписки (проверяйте папку "спам" - письмо может попасть и туда)

богословские курсы ВКонтакте

Перейти в календарь

охридский пролог святитель Николай Сербский

1. Мученики Ермил и Стратоник.

     Царь Ликиний воздвиг большое гонение на христиан. Святой Ермил, христианин и диакон при некой церкви, был схвачен и приведен на судилище. Когда ему сказали, что его ведут на мучения, он весьма обрадовался. Тщетно угрожал ему царь. Ермил открыто исповедал свою веру во Христа, ответив на все угрозы царя:

"Господь мне помощник, и не убоюся, что сотворит мне человек" (Пс. 117:6)

     После тяжких истязаний Ермила ввергли в темницу. Темничным стражем был Стратоник, тайный христианин, всем сердцем сострадавший мучениям Ермила. Когда и Стратоника доставили к царю как христианина, царь приговорил обоих к потоплению в реке. Тогда [святых] Ермила и Стратоника связали одной сетью и утопили в Дунае. Спустя три дня вода выбросила их тела на берег. Христиане обрели их и погребли в 18-ти стадиях от Белграда. Эти славные мученики пострадали за Христа и прославились в 315 году.

2. Преподобный Иаков, епископ Низибийский.

     Будучи отшельником, жил летом в открытом поле, а зимой в пещере. Однажды пришел он в город Низибию (на границе Персии и Римской империи - прим. Ред.), чтобы посмотреть, как преуспевает там христианская вера и как живут христиане. Но там его избрали в епископы. Святой Иаков был участником Первого Вселенского Собора, защищая Православие от Ариевой ереси. Однажды полчище язычников-персов осадило Низибию. Святой Иаков с крестным ходом вышел к городским укреплениям, сам поднялся на стену и ходил по ней, не боясь неприятельских стрел, направленных в него. Обходя стены, святитель молился Богу о помиловании города и верующих людей, прося наслать на персов мух и комаров и тем самым отогнать их от Низибии. То есть не просил он смерти врагам и никакой их погибели или поражения, а лишь малого неудобства, которое изгнало бы их из тех пределов. Бог услышал молитву Своего угодника и послал тучи мух и комаров на персов, прогнав последних [от стен града], и таким образом Низибия была спасена. Благочестно прожив долгие лета, святитель Иаков мирно скончался в глубокой старости в 350 году.

3. Преподобный Максим Капсокаливит.

В Греческой Церкви день памяти 26 (13) января. В РПЦ чествуется в день Собора всех преподобных и богоносных отцев, во Святой Горе Афонской просиявших (дата переходящая: 2-я неделя по Пятидесятнице)

     В XIV веке, будучи монахом, подвизался, на Святой Горе своим особым образом, немного юродствуя и постоянно меняя жилище. Пристанищем ему служили хижины [каливы. — Пер.] из веток. Одну за другой строил он их и сжигал, отчего и был наречен Капсокаливитом, то есть Сжигателем хижин. Его считали безумным, пока на Святую Гору не пришел преподобный Григорий Синаит, открывший в святом Максиме единственного подвижника, чудотворца-молитвенника и «ангела во плоти». Преподобный Максим преставился ко Господу в 1320 году.

4. Стихотворение

Молитва в сердце пульсом вечным бьется,
Она дыханьем в каждой жилке отдается,
Молитва внутренняя льется дивным светом,
Максим, афонский инок, знал об этом.
Как дух бесплотный, восходил он в гору,
Душой стремился к светлому Фавору,
В источник благодати окунался
И мир ему небесный отверзался;
И видел человека он во славе,
И ясно близость чувствовал Христа,
Пречистая пред ним предстала въяве,
Небесной пищею была душа его сыта.
Григорий Синаит расспрашивал его:
Скажи мне, праведный Максим, но отчего
Ты так уверен, что видения не ложь
И не лукавого ты Ангелом зовешь?
А оттого, сказал Максим, они не ложь,
Что с умилением сердечным свет их схож:
Они от знамения крестного не тают,
И дух мой сокрушенный укрепляют
;
По радости сладчайшей знаю: не прельщенье
Сие благое и отрадное виденье.

5. Рассуждение

святитель Николай Сербский Охридский Пролог

     Доброе дело с молчанием стоит больше, чем доброе дело с объяснением, и несопоставимо больше, чем самое остроумное объяснение без доброго дела.

     От святителя Николая Мирликийского не осталось никаких слов, но остались дела. Без каких-либо объяснений трижды подходил он ночью к дому одного бедняка и тайно - через окно - [внутрь] оставлял по мешочку золотых монет.

     Некоторый старец в Египетском скиту тяжело заболел и захотел поесть немного свежего хлеба (ибо хлеб, который ели тогда монахи, высушивался на солнце и лежал месяцами). Услышав об этом, один из иноков ничего не сказал, но вышел [из скита] и отправился далеко в какой-то город, откуда и принес свежий хлеб больному старцу. Старец, узнав о труде того монаха, не хотел есть хлеб, сказав, что это кровь брата! (То есть что брат доставил это с немалым трудом.) Тогда прочие иноки умолили старца есть его, увещевая не презреть жертву труженика.

     Какие объяснения и какие слова о братолюбии могут заменить это простое и молчаливое дело братолюбия?

6. Созерцание

Христос во славе

Христос во славе; 7-й век; монастырь святой Екатерины на Синае, Египет

     Да созерцаю алчбу и жажду правды, носимую в Себе Господом Иисусом, а именно:
1) как приходит Он в мир, чтобы восстановить попранную правду;
2) как возвещает Он правду Божию, изобличая неправду;
3) как неотложно творит Он бесчисленные дела правды, чтобы оставить нам пример.


(Прим. - Ред.)

Иконография: икона "Христос во славе"

"Иконографическая справка
Иконографически подчеркнута мысль о Христе Пантократоре - владыке Вселенной. Он восседает на радуге, как на троне, а подножием Ему служит земная сфера в строгом соответствии со словами Господа, переданными пророком: "Небо - престол Мой, а земля - подножие ног Моих" (Ис. LХV1,1). Христос благословляет отставленной рукой в жесте императорского приветствия. В Его левой руке - раскрытая книга, на которой распознаются лишь несколько букв, - позволяющие все же восстановить первоначальную надпись - слова Христа "Я есть свет миру" (Ин. VIII, 12), также подчеркивающую мысль о Космократоре. Сам вечный космос представлен в виде темно-синей овальной мандорлы, усеянной золотыми звездами. В согласии с пророческим видением (Иез. X, 12), мандорлу несут четыре херувима с крыльями, покрытыми глазами. Они прославляют Христа, вечно Сущего на небесах и в то же время доступного верующим в Евхаристическом таинстве.

Стилистическая справка
Изображение Христа в виде седовласого старца восходит к двум библейским текстам. Первый принадлежит пророку Даниилу (Дан. VII, 9), описавшего видение предвечно Рожденного "Ветхого денъми", иначе говоря Христа еще до Его воплощения на земле. Второй текст - это слова Иоанна Богослова в Апокалипсисе: "глава Его и волосы белы как белая волна, как снег" (Откр. I, 14), характеризующие Сына Человеческого" и Высшего судию, являющегося в конце времен. Седовласый Христос символизировал вечность Второго лица Св. Троицы, единосущного и неотделимого от Бога Отца, которого византийцы могли представить и изобразить только в образе "Христа Ветхого деньми". Согласно ранневизантийскому "Толкованию на Апокалипсис" Андрея Кесарийского, "Ои и новый, но Он и древний, или правильнее, предвечный, о чем говорят Его белые волосы". При этом образ Христа на синайской иконе имеет крещатый нимб, поминающий о крестной жертве, и греческую надпись "ЕММАNОYНЛ", восходящую к пророчеству Исайи: "Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил" (Ис. VII, 14), которое истолковывалось как предзнаменование воплощения Сына Божьего и указывало на Его человеческое естество. Седые волосы в сочетании с именем "Еммануил" раскрывали двуединую природу Богочеловека. Царственные одеяния Христа, изображенного в золотых хитоне и гиматии дополнены особой нижней рубашкой с поручами. Образ Христа на синайской иконе соединяет в одном изображении все важнейшие символико-догматические идеи о Богочеловеке. В иконографии средневизантийской эпохи эти смысловые грани будут разведены и представлены в разных образах Пантократора, Ветхого Деньми, Еммануила, Христа-священника. Однако главная в синайской иконе тема "Христа во славе" сохранит свое доминирующее значение, она воплотится и в ранневизантийских алтарных апсидах, и в куполах средневизантийских храмов, и в образе "Спаса в силах" в центре русского иконостаса."

источник: научный отдел факультета церковных художеств Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета


7. Проповедь о Царствии Божием внутри нас.

толкование Нового Завета Евангелие от Луки
"ниже́ реку́тъ: се́ здѣ́, или́: о́ндѣ. Се́ бо ца́рствiе Бо́жiе вну́трь ва́съ е́сть."
"ниже2 рекyтъ: се2 здЁ, и3ли2: џндэ. Се1 бо, цrтвіе б9іе внyтрь вaсъ є4сть."
"и не скажут: вот, оно здесь, или: вот, там. Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть."
(Лк. 17:21)

     Всё Божие носит на себе печать бессмертия. А потому и Божие Царствие - это Царство бессмертное.

     Итак, если хотим мы вдыхать воздух бессмертия, то должны войти внутрь себя, в свое сердце, в Царствие Божие. Вне нас - воздух времени, атмосфера упадка и тления, в котором душа дышит с трудом. Царство природы - это царство чувственное, а значит - это царство чужбины в сравнении с нашей душой, которая знаменует собой наше внутреннее царство.

     Почему людям нравится долго, очень долго жить на чужбине? Почему редко и неохотно входят они в свой собственный дом? Если размышляем мы обо всем [и вся] - думаем о стороне чужой. Если беседуем о видимом мире - наша беседа проходит на чужбине. Живя по прихотям чувств, мы похожи на человека, который целый день скитается по чужим домам и лишь вечером возвращается к своему. Когда у себя дома пребываем мы в бессознательном состоянии, нам грезятся дома чужеродные: наши сны порабощены чувствам, ибо такова и наша явь. Так и живем мы где-то за тридевять земель, бывая чужими [самим себе] и наяву, и во сне. Мы непрерывно вне себя.

     А Господь хочет вернуть нас в нас самих, в свой дом и отечество. Для нас Царствие Божие - внутри нас; вне нас - чужбина, неволя. Дабы убежать нам из неволи и обрести свой подлинный дом, в котором мы встречаемся непосредственно с Богом, должны мы войти в [самих] себя, в свое сердце. Там Царь, там и Царствие.

     О Господи и Царю Ангелов и святых, яви нам богатство и сияние Царствия Твоего внутрь нас - дабы возлюбили мы Царствие Твое паче всякой видимой чужбины, царства изменчивости и тления. Тебе слава и [по]хвала вовеки. Аминь.


Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru