"Охридский пролог" святителя Николая Сербского: 25 (12) января

В начало

Дата:
Праздник:

Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:
подписка на новости сайта - просто введите Ваш email:
на указанную почту поступит письмо для подтверждения подписки (проверяйте папку "спам" - письмо может попасть и туда)

богословские курсы ВКонтакте

Перейти в календарь

охридский пролог святитель Николай Сербский

1. Мученица Татиана и с нею в Риме пострадавшие.

     Римлянка, происходящая от великоименитых родителей. Христианка и диаконисса при храме. По смерти императора Гелиогабала в Риме правил император Александр, мать которого, Мамея, была христианкой. Сам царь был колеблющимся и нерешительным в вере, поэтому держал у себя во дворце статуи Христа и Аполлона, Авраама и Орфея. Его вельможи преследовали христиан и без царского повеления. Когда девицу Татиану вывели на мучения, она молилась Богу за своих истязателей. И вдруг у тех отверзлись глаза и увидели они четырех Ангелов вокруг мученицы. При виде этого восемь из них уверовало во Христа, за что и их подвергли мучениям и смерти.

     Святую же Татиану продолжили истязать: бичевали ее, бритвами резали ей тело, строгали его железом - и такую, всю изуродованную и окровавленную, бросали по вечерам в темницу, чтобы наутро подвергать ее новым мукам. Но Бог посылал Своих Ангелов в темницу, которые ободряли ее и врачевали ее раны, так что Татиана каждое утро являлась пред своими мучителями совершенно здоровой.

     Бросили ее на съедение льву, но тот только ласкался к ней и не причинил ей никакого вреда.

     Остригли ей волосы, мудрствуя своим языческим умом, что именно в них кроется какое-то волшебство, некая магическая сила.

     Наконец, вывели ее [на место казни] вкупе с ее отцом и обоих усекли мечом. Так святая Татиана скончала свою земную жизнь около 235 года. Эта бесстрашная девица, имевшая немощное женское тело, но мужественный дух витязя [в серб. букв:, полководца, воеводы. - Ред.], была увенчана нетленным венцом славы.

2. Мученик Петр Авессаломит.

в некоторых месяцесловах память его помещается дважды: 12 января как мученика Петра Авессаломита, а 13 января - как Петра Анийского, так как ошибочно полагают, что это - разные лица.

     Родом из Елевферополя в Палестине. [Еще] юношей пострадал за веру Христову в правление царя Максимина (около 311 года). После многих истязаний был приговорен к смерти. Выслушав смертный приговор, он радостно воскликнул:
«Единственное желание мое - это умереть за Бога моего!»

     Был распят на кресте, как и Сам Господь; и на кресте предал дух свой Богу.

3. Икона Божией Матери "Млекопитательница".

     Так называется икона Пресвятой Богородицы, которую святой Савва Сербский принес из монастыря преподобного Саввы Освященного близ Иерусалима и поставил ее в своей постнической келье в Карее на Святой Горе Афон. Сим и исполнилось пророчество преподобного Саввы Освященного, изреченное за 800 лет до того: о том, что придет некий сербский священник Савва, которому должно передать эту икону и его жезл. Когда святой Савва Сербский посетил обитель преподобного Саввы Освященного, монахи вспомнили о пророчестве основателя их обители и вручили святому Савве Сербскому икону и жезл. Эта икона стоит с правой стороны от царских врат в упомянутой постнической келье, а жезл находится в другой келье, именуемой «Патерица», в Карее.


(Прим. - Ред.)

Иконография: икона Божией Матери "Млекопитательница"

"В 2002–2004 гг. Греческое Управление охраны памятников, Сербский Византийский институт совместно с Российской академией художеств организовал несколько экспедиций по описанию и реставрации древностей монастыря Хиландар на Святом Афоне.
Икона Богоматери Млекопитательницы, которая находится в испостнице святого Саввы в Карее на Афоне, относится к одному из самых древних иконографических типов Богоматери с Младенцем Христом. Образ Млекопитательницы сложился в восточно-христианской коптской традиции под влиянием изображений богини Исиды (Isis) II–III вв. В стенных росписях монашеских келий коптских монастырей V–VI вв. нередко появляется образ Млекопитательницы. Элизабет Болман подчеркивает, что этот тип изображения складывается в монашеской мужской среде. Символизм образа находит свое объяснение в словах Климента Александрийского (ум. 211–218 гг.), который писал, что молоко в груди Богородицы имеет божественную природу, оно есть Логос, потому что состоит из Тела и Крови Христовой. Молоко Богородицы, согласно Клименту, есть «напиток бессмертия». Позднее, в V в., Кирилл Александрийский (ум. ок. 445 г.) объяснял, что Господь наделил Марию молоком на небесах. Со временем у христианских авторов молоко становится также знаком святости мучеников, тела которых в момент смерти истекают молоком. Младенец Иисус, питаемый Богородицей, принимает, таким образом, не просто материнское молоко, но божественную пищу, данную Ему Господом.
Иконография Млекопитательницы складывается как визуальное воплощение Евхаристии, что возвышает ее изображение над обыденной повествовательностью.
Образ получил более широкое распространение в греческих провинциях и на востоке христианского мира, нежели в Константинополе, где он известен только в миниатюрах XI–XII вв.. В XIII в. изображения Млекопитательницы распространяются в западноевропейском искусстве и на Балканах.
Савва Освященный, родом каппадокиец, в 484 г. основал в пустыне близ Иордана монастырь. Предание гласит, что спустя несколько столетий по предсказанию Саввы Освященного лавру посетил Савва Сербский (1169–1237), будущий первый архиепископ Сербии. В лавре его освятили иконой Богоматери Млекопитательницы, которую он установил в Хиландарском монастыре. Около 1192/93 г. Савва поселился на Афоне, где много сил уделял восстановлению монастыря Хиландар, дал ему устав и ввел строгие правила общежития.
Эти легендарные сведения относятся, очевидно, к более древнему памятнику, послужившему образцом для самой великой святыни – карейской иконы Богородицы Млекопитательницы из испостницы св. Саввы Освященного. Она необычным образом помещена с правой стороны от царских врат иконостаса испостницы, что свидетельствует об особом почитании иконы.
На иконе размером 122.5×87 см представлена полуфигура Богородицы, которая кормит грудью Младенца Христа, сидящего слева. Богоматерь увенчана короной, которую подносят ей два ангела. Икона украшена вотивными серебряными, золочеными накладками с рельефными орнаментами: нимбы Христа и Богородицы, корона на голове Богоматери, вифлеемские звезды на лбу и плечах Богородицы, накладки на руках и манжетах, два картуша на фоне с греческой надписью.
Изображение обновлялось в XVIII–XIX вв., когда фонд был записан темно-синей краской с золотыми греческими надписями на фоне, а мафорий Богоматери украшен растительным орнаментом синего цвета. Тогда же были переписаны лики Марии и Младенца Христа, фигуры ангелов поверх потемневшего слоя масляного лака, копоти и затеков воска, что сделало первоначальное изображение почти невидимым. Кроме того, по всей поверхности имелись отставания красочного слоя и грунта от основы, что могло привести к утратам живописи.
В процессе консервации и раскрытия иконы от поздних наслоений была обнаружена авторская живопись оригинала. Первоначальный светло-зеленый, разбеленный цвет фона, открытый в результате пробных тестов, в результате оставили под поздней темно-синей записью в силу плохой сохранности красочного слоя оригинала. На нижнем поле открылась датирующая надпись, выполненная красной киноварной краской. Несмотря на утраты части текста, из надписи ясно, что икону заказал иеромонах Максим из Печской патриархии при архиепископе Арсении и хиландарском игумене Симеоне в 1690-х гг. (последняя цифра даты утрачена). Гиматий Христа и мафорий Богородицы выполнены золотом и серебром с лессировками прозрачным слоем кармина и оранжево-красной краски (гиматий Младенца). После удаления темного слоя лака стала видна великолепная игра золота и серебра. Зеленые хитоны Марии и Христа украшены золотыми и серебряными растительными орнаментами. По золотой кайме мафория Богородицы идет лента буквенного орнамента.
Моделировка ликов выполнена сильно разбеленной розоватой охрой поверх темного подготовительного тона санкиря. Света на ликах положены плотным слоем нанесенной штрихами краски. Такая техника личного письма согласуется с традиционными приемами пост-византийской живописи, передающей округлость форм. Золотая корона на голове Марии украшена каменьями и крестами, написанными прозрачными лессировочными красками.
Таким образом, в результате раскрытия иконы от поздних наслоений открылось подлинное изображение Богоматери Млекопитательницы, сходное с опубликованной С. Снессоревой литографией XIX в., на которой еще нет орнаментальных розеток на одеждах Христа и Богоматери.
Стилистика хиландарской иконы близка не только другим иконам позднего XVII в. из афонских монастырей, в том числе Хиландара, но во многом созвучна русской иконописи этого периода с ее золотопробельным письмом и выбеленными округ­лыми ликами. Во второй половине, особенно в конце, XVII в. русская иконопись отражала представления о живописи, которые формировались в борьбе между «латинствующими» реформаторами и традиционалистами – «грекофилами». Влияние позднегреческой, в первую очередь афонской, иконописи очевидно. В русских иконах таких знаменитых мастеров второй половины XVII – начала XVIII в., как Симон Ушаков, Тихон Филатьев, можно видеть светло-зеленые фоны, использование лессировочных прозрачных красок, высветление ликов, придающее им округлость, и другие приемы, которые сближают их творчество с иконой Богоматери Млекопитательницы из подворья монастыря Хиландар в Карее на Святом Афоне.
Вокруг древней хиландарской иконы Млекопитательницы сложился культ ее почитания, образ 1690-х гг. послужил образцом для реплики 1784 г., написанной монахом Макарием из Галатиссы (Византийский музей в Афинах). Этот же монах расписал и новую церковь в испостнице Хиландара в 1790-х гг. Тогда же он, очевидно, переписал чудотворную икону Млекопитательницы с тем, чтобы обновить ее и приблизить к новой стилистике своего иконостаса.

источник: Бобров Ю. Г. Экспедиция на Афон. Икона Богоматери Млекопитательницы в испостнице святого Саввы Освященного в Карее


4. Преподобная мать Феодора.

в РПЦ день чествования преподобной Феодоры Александрийской Младшей 24 (11) сентября

     Славная монахиня и наставница инокинь из Александрии.
«Как дереву нужен холод и снег, чтобы приносило оно плод, так [и] скорби и напасти необходимы для нашей жизни», - говорила эта святая жена.

     Мирно упокоилась в начале V века.

5. Стихотворение

Жаль телесной юности? О, разумен будь!
В мимолетной младости есть ли что-нибудь,
Что жалеть приходится, так что давит грудь?
Истинная молодость - молодость нетленная,
Старости не ведущая [и во всем блаженная].
Вот искать что надобно, по ней слезы лить,
Если же придется - жизнью заплатить.

Татиана мудрая немного отдала -
В миг единый большую власть приобрела:
За воду жалкую - вина божественного сладость,
За тело тленное - неугасаемую младость,
За слезы малые - всеангельскую радость.
Христу предобрученная в сем веке,
Осталась верной Жениху вовеки;
Чистейшим духом все попрала искушенья,
Бесстрашно претерпела лютые мученья.
Вокруг себя услышав ангельскую поступь,
Как ветошь старую, младое тело сбросила.
Душа, свободная от всех земных оков,
Взошла на брачный пир к Царю веков.

6. Рассуждение

святитель Николай Сербский Охридский Пролог

     Нет на земле вящей чести и большего звания, чем быть христианином. Когда судья-мучитель Севир спросил юного Петра Авессаломита:
«Какого ты рода?»
- св. Петр ответил:
«Я христианин».
«Какого ты звания?» - спросил его засим судья.
«Нет высшего и лучшего звания, чем христианин», - последовал ответ св. Петра.

     А праведный отец Иоанн Кронштадтский пишет, что весь мир - паутина, в сравнении с душой человека-христианина. Христианин - это бренный сосуд, в который налилась Божественная сила и свет. Поставят ли этот сосуд на золотой царский престол или же ниспустят в мрачную лачугу нищего - его ценность от этого не увеличивается и не умаляется. Не одинакова ли ценность золота, завернутого в шелковый платок или в капустный лист?

7. Созерцание

Христос в пустыне

"Голова Спасителя"; Н.А. Кошелев (1840-1918)

     Да созерцаю кротость Господа Иисуса, а именно:
1) Его кротость в неслышной жизни в Назарете вплоть до 30-ти лет;
2) Его кротость в обхождении с людьми больными и грешными;
3) Его кротость в обхождении с Иудой-предателем и с неправедными судьями.

8. Проповедь о том, что для Бога дороже всего человек, а для человека - Бог.

толкование Нового Завета второе послание к Коринфянам святого апостола Павла
"Се́ тре́тiе гото́въ е́смь прiити́ къ ва́мъ, и не стужу́ ва́мъ: не ищу́ бо ва́шихъ, но ва́съ. Не до́лжна бо су́ть ча́да роди́телемъ сниска́ти имѣ́нiя, но роди́теле ча́домъ."
"Се2 тре1тіе гото1въ є4смь пріити2 къ вaмъ, и3 не стужY вaмъ: не и3щy бо вaшихъ, но вaсъ. Не дHлжна бо сyть ч†да роди1телємъ снискaти и3мёніz, но роди1телє чaдwмъ."
"Вот, в третий раз я готов идти к вам, и не буду отягощать вас, ибо я ищу не вашего, а вас. Не дети должны собирать имение для родителей, но родители для детей."
(2 Кор. 12:14)

     "Я ищу не вашего, а вас": в этих словах, которые могла высказать только пламенная апостольская любовь к ближним, выражена [вся] суть отношения христианина к Богу и Бога к христианину.

     Любовь Божия могла бы сказать:

«Ты, христианин, ради Меня постишься, ради Меня раздаешь милостыню, ради Меня возносишь усердные молитвы, ради Меня строишь храмы, ради Меня приносишь жертвы и творишь много других добрых дел. Всё это хорошо и Мне угодно, но сам ты - дороже для Меня, чем всё это. В конце концов, не требую Я ничего из всего этого; нужен мне ты, только ты».

     Любовь же христианина могла бы ответить:

«Ты мне, Господи, здравие подаешь - это хорошо. Ты возжигаешь свет, ниспосылаешь дождь, освежаешь громом воздух - и это хорошо. Ты подаешь достаток, и мудрость, и долгие лета жизни, и потомство, и несметное число других благ поставляешь Ты на трапезу века сего. И всё это хорошо и прекрасно. Всё это принимаю я с благодарением. Но в конце концов, это лишь край ризы Твоей; и в конце концов, не требую я ничего из всего этого, а только Тебя, Господи: Тебя единого я ищу».

     О братья мои, Бог - не то, что зримо телесными очами; таков и человек: ведь в душу человека телесными очами не заглянешь. Наблюдаемое во всей природе - это лишь нечто от Бога; и видимое в телесной оболочке и одежде - это лишь нечто от того, во что облечен человек.

Бог - любовь, братья, ибо приклоняет Он небо к земле;
и человек [также] есть любовь, братья, ибо воздвигает он землю к небу.

     О Господи человеколюбивый, Творче и Вседержителю, вселись в нас - Духом Твоим Животворящим - еще паче и с преизбытком, да живем мы и живы будем в Царстве без смерти. Тебе слава и [по]хвала вовеки. Аминь.


Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru