"Охридский пролог" святителя Николая Сербского: 24 (11) ноября

В начало

Дата:
Праздник:

Неделя:
Пост:
День памяти святых:
Апостольские и Евангельские чтения дня:
"Мысли на каждый день года" свт. Феофана Затворника:
подписка на новости сайта - просто введите Ваш email:
на указанную почту поступит письмо для подтверждения подписки (проверяйте папку "спам" - письмо может попасть и туда)

богословские курсы ВКонтакте

Перейти в календарь

охридский пролог святитель Николай Сербский

1. Великомученик Мина.

     Египтянин по происхождению и воин по роду занятий, святой Мина, как истинный христианин, не мог наблюдать за гнусными жертвоприношениями идолам и потому оставил и армию, и город, и людей, и всё прочее и ушел на пустынную гору. Ибо легче было ему жить с дикими зверями, чем с нечестивыми людьми.

     Как-то раз издалека прозрел святой Мина языческое празднество в городе [Котуане] (Катуании) и потому спустился в этот город и перед всеми исповедал свою веру во Христа, Бога живого, а идолопоклонство и язычество изобличил как ложь и мрак. Князь того города, некий Пирр, спросил Мину, кто он и чем занимается. Святой ответил ему:
«Отечество мое — Египет, зовут меня Мина. Был я офицером, но, видя поклонение идолам, отрекся от ваших почестей. Сейчас пришел я для того, чтобы перед всеми исповедать Христа моего истинным Богом, дабы и Он исповедал меня Своим служителем в Царстве Небесном».

     Услышав это, Пирр предал святого Мину лютым истязаниям. Били его, строгали железными щетками, опаляли свечами и подвергали другим пыткам, пока наконец не усекли мечом. Тело его бросили в костер, чтобы христиане его не забрали, однако верующие все-таки спасли из огня некоторые части [тела]. Эти останки они с честью погребли. В дальнейшем их перенесли в Александрию и положили в основание церкви. Святой Мина пострадал около 304 года и преставился в Царство Христово. Однако был и остался он великим чудотворцем в сей и в оной жизни, на земле и на небе. Кто бы ни чествовал святого Мину и ни призывал его с верою на помощь в бедах и нуждах, всех он заступал. Неоднократно являлся как воин на коне, чтобы помочь верным или покарать неверных.


(Прим. - Ред.)

зриЖития святых: сказание Тимофея, архиепископа Александрийского, о чудесах святого великомученика Мины


"По смерти нечестивых и богоненавистных Римских императоров Диоклетиана и Максимиана, на царский престол вступил благочестивый Константин Великий г., в царствование коего сильно умножилась вера в Господа нашего Иисуса Христа. В это время некие христолюбивые люди города Александрии, найдя место, где были положены честные останки святого славного Христова мученика Мины, построили на сем месте во имя его церковь.



Случилось, что в Александрию прибыл один благочестивый купец из земли Исаврийской7226, чтобы закупить товары. Услыхав про множество чудес и исцелений, совершающихся в церкви святого Мины, он сказал сам себе:
Пойду и я поклонюсь честным мощам святого мученика и дам дары в церковь его, дабы помиловал меня Бог по молитве Своего страдальца.
Подумав так, он пошел в церковь, взяв с собою мешок, наполненный золотом. Придя к поморскому озеру и найдя перевоз, он приплыл на место, называвшееся Лозонета. Вышедши здесь на берег, купец искал, где бы переночевать, ибо уже настал вечер. Посему войдя в один дом, он сказал хозяину:
Друг, сделай милость, пусти меня в твой дом переночевать, ибо солнце зашло и я боюсь один идти дальше, так как не имею никого, кто бы меня мог сопровождать.
Войди брат, – отвечал ему хозяин дома, – и переночуй здесь, пока не настанет день.
Гость принял приглашение и, войдя в дом, лёг спать. Хозяин же, увидав у путника мешок с золотом, соблазнился и, по наущению злого духа, замыслил убить своего гостя, чтобы взять себе его золото. Встав в полночь, он задушил купца, разрезал его тело на части, положил их в корзину и спрятал во внутренней комнате. После убийства он пришел в большое волнение и озираясь по сторонам, искал скрытого места, чтобы зарыть убитого.
Когда он размышлял об этом, ему явился святой мученик Мина верхом на коне, как бы какой воин едущий от царя. Въехав в ворота дома убийцы, мученик спросил его об убитом госте. Убийца, отговариваясь незнанием, сказал святому:
Не знаю, что ты говоришь, господин, у меня не было никого.
Но святой, сойдя с коня, направился во внутреннюю комнату и взяв корзину вынес ее наружу и сказал убийце:
Что это?
Убийца сильно испугался и без чувств упал к ногам святого. Святой же, составив рассеченные члены, и помолившись воскресил мёртвого и сказал ему:
Воздай хвалу Богу.
Тот встал, как бы пробудившись от сна, и уразумев, что пострадал от домохозяина, прославил Бога и с благодарностью поклонился явившемуся воину. А святой, взяв от убийцы золото, отдал его воскрешенному человеку, говоря:
Ступай своим путем с миром.
Обратившись затем к убийце, святой взял его и сильно бил. Убийца раскаялся и просил прощение. Тогда мученик даровал ему прощение в убийстве и, помолившись о нем, сел на коня и стал невидим.



В Александрии жил один человек, по имени Евтропий. Сей Евтропий дал обещание пожертвовать в церковь святого Мины серебряное блюдо. Посему, призвав златаря, он велел ему сделать два блюда, и на одном написать: блюдо святого великомученика Мины, а на другом написать: блюдо Евтропия, Александрийского гражданина. Златарь стал делать, как велел ему Евтропий, и когда были окончены оба блюда, то блюдо для святого Мины вышло гораздо красивее и блестящее, чем другое. Написав на блюдах имена святого Мины и Евтропия, златарь отдал их Евтропию.
Однажды Евтропий, плывя по морю на корабле, употреблял за обедом оба новые блюда, и увидев, что блюдо предназначенное в дар святому Мине, гораздо красивее его блюда, не пожелал его отдать в дар святому, но приказал слуге подавать себе на нем кушанья, а блюдо со своим именем задумал отослать в дар в церковь святого Мины. По окончании трапезы, слуга взял блюдо с именем мученика, и придя на край корабля, стал мыть его в море. Вдруг напал на него ужас и он увидел, что из моря вышел человек, который взял из его рук блюдо и стал невидим. Раб, сильно пораженный страхом, бросился вслед за блюдом в море. Увидев это, господин его также испугался и горько заплакав, стал говорить:
Горе мне окаянному, что я пожелал взять себе блюдо святого Мины: так я погубил и блюдо и раба своего. Но ты, Господи Боже мой, не прогневайся на меня до конца и яви Твою милость слуге моему. Вот, я даю обещание: если я найду тело своего слуги, то велю сделать такое же блюдо, и принесу его в дар святому Твоему угоднику Мине, или же отдам в церковь святого деньги, каких стоит блюдо.
Когда корабль пристал к берегу, Евтропий сошел с корабля и стал смотреть по краю моря, думая найти, выкинутое морем тело своего слуги и предать его погребению. В то время как он пристально смотрел, увидал своего раба выходящим из моря с блюдом в руках. Испуганный и обрадованный, он громким голосом вскричал:
Слава Богу! Воистину велик ты, святой мученик Мина!
Услыхав его крик, все бывшие на корабле, сошли на берег, и видя раба, державшего блюдо, исполнились удивления и прославили Бога. Когда стали спрашивать раба, каким образом он, упав в море, остался жив и как вышел из воды невредимым, то он сказал в ответ:
Как только я бросился в море, благолепный муж с другими двумя взяли меня и ходили вместе со мною вчера и сегодня и привели сюда.
Евтропий, взяв раба и блюдо, пошел в церковь святого Мины и поклонившись и оставив в дар блюдо, обещанное святому, удалился благодаря Бога и прославляя Его святого угодника Мину.



Одна женщина, по имени София, шла на поклонение в храм святого Мины. На дороге с ней встретился воин и увидев, что она идет одна, решился обесчестить ее. Она сильно сопротивлялась, призывая на помощь святого мученика Мину. И святой не лишил ее своей помощи, но наказал желающего над ней надругаться, а ее сохранил невредимою. Когда воин, привязав к своей правой ноге коня, хотел сделать над женщиной насилие, конь пришел в ярость и не только воспрепятствовал намерению своего господина, но и потащил его по земле, и не остановился и не успокоился до тех пор, пока не притащил его к церкви святого Мины. Часто ржа и свирепея, он привлек много людей на сие зрелище, ибо был праздник и в церкви находилось очень много народа. Воин, увидав такое собрание народа и видя, что конь всё еще находится в ярости и что ему не от кого ждать помощи, испугался, как бы не претерпеть еще чего-нибудь более ужасного от своего коня. Посему он, оставив стыд, исповедал пред всем народом свое нечестивое намерение, и конь тотчас успокоился и сделался кротким, а воин, войдя в церковь и припав к мощам святого, молился, прося прощение за свой грех.



Около церкви святого мученика вместе со многими другими находились хромой и немая, ожидая получить исцеление. В полночь, когда все спали, святой Мина явился хромому и сказал ему:
Подойди молча к немой женщине и возьми ее за ногу.
Хромой ответил на это мученику:
Божий угодник, разве я блудник, что ты повелеваешь мне сделать сие?
Но святой три раза повторил ему свои слова и прибавил:
Если не сделаешь сего, не получишь исцеление.
Хромой, исполняя повеление святого, приполз и схватил за ногу немую. Она, пробудившись, начала кричать, негодуя на хромого. Сей, испугавшись, встал на обе ноги и быстро побежал. Таким образом, оба они почувствовали свое исцеление – немая заговорила, а хромой быстро побежал, как олень; и оба исцеленные воздали благодарение Богу и святому мученику Мине.



Один еврей имел друга христианина. Однажды, уезжая в отдаленную страну, он отдал своему другу на сохранение ящичек с тысячью золотых. Когда он замедлил в той стране, то христианин задумал не отдавать золота еврею по его возвращении, но взять его себе, что и исполнил. Еврей, вернувшись, пришел к христианину и просил возвратить его золото, которое он отдал ему на сохранение. Но тот отказался, говоря:
Не знаю, что ты спрашиваешь у меня? Ты мне ничего не давал и я ничего не брал от тебя.
Услыхав такой ответ своего друга, еврей опечалился и, считая свое золото пропавшим, стал говорить христианину:
Брат, никто не знает сего, кроме одного Бога, и если ты отказываешься возвратить мне данное тебе на хранение золото, утверждая, что не брал его у меня, то подтверди это клятвою. Пойдем в церковь святого Мины и там ты поклянись мне, что не брал у меня ящика с тысячью золотых.
Христианин согласился, и они оба вместе пошли в церковь святого, где христианин поклялся еврею пред Богом, что не брал у него золота на сохранение. По совершении клятвы, они вышли вместе из церкви, и лишь только сели на своих коней, как конь христианина стал приходить в бешенство, так что его почти невозможно было сдержать; он, разорвав свою узду, поднялся на задние ноги и сбросил своего господина на землю. Во время падения христианина с коня, с руки его спал перстень, а из кармана выпал ключ. Христианин, поднявшись, взял коня, усмирил его и севши на него, поехал вместе с евреем. Проехав немного времени, христианин сказал еврею:
Друг, вот удобное место, слезем с коней, чтобы поесть хлеба.
Сойдя с коней, они пустили их пастись, а сами стали есть. Спустя немного времени христианин, взглянув, увидел своего раба стоящего пред ними и держащего в одной руке ящик еврея, а в другой, упавший с его руки, перстень. Увидев сие, христианин пришел в ужас и спросил раба:
Что это значит?
Раб ответил ему:
Некий грозный воин на коне приехал к моей госпоже, и дав ей ключ с перстнем, сказал: пошли, как можно скорее ящик еврея, дабы с твоим мужем не случилось большой беды. И мне было отдано сие отнести к тебе, как ты и приказал.
Видя это, еврей удивился сему чуду и обрадовавшись вернулся вместе со своим другом к храму святого мученика Мины. Поклонившись в храме до земли, еврей просил святого крещения, уверовав ради сего чуда, свидетелем коего он был, а христианин молился святому Мине дать ему прощение, поелику он нарушил божественную заповедь. Оба они получили по своему прошению – один святое крещение, другой прощение своего греха, и пошли каждый к себе, радуясь и прославляя Бога и величая Его святого угодника Мину.

источник: святитель Димитрий Ростовский. Жития святых. Страдание святого великомученика Мины

2. Мученик Стефан Дечанский, король Сербский.

     Сын короля Милутина и отец короля Душана. По приказу отца, введенного в заблуждение, был ослеплен, а по повелению легкомысленного сына был в старости задушен. После того как его ослепили, явился ему святитель Николай в храме на Овечьем поле и показал ему его глаза, сказав:
«Стефан, не бойся, вот твои глаза на моей ладони. В свое время верну я их тебе».

     Пять лет провел он в Царьграде как узник в монастыре Вседержителя (Пантократора). Своей мудростью и подвижнической жизнью, кротостью и благочестием, терпением и благодушием превосходил Стефан не только всех монахов в обители, но и весь Царьград. Когда минуло 5 лет [со дня его ослепления], снова явился ему святитель Николай и сообщил:
«Пришел я исполнить свое обещание».

     Осенил он слепого короля крестным знамением — и Стефан прозрел. В благодарность Богу воздвиг он Дечанский храм, одно из редких по красоте творений византийского искусства и один из самых знаменитых памятников былого сербского благочестия. Святой король Стефан вкупе со святым Саввой и со святым князем Лазарем составляют прекрасное тройство святости, благородства и самопожертвования, явленное сербским народом. Как страдалец прожил он свой земной век и как мученик скончался в 1336 году [по другим сведениям, в 1331 году. — Пер.], восприняв венец бессмертной славы от Вседержителя, Которому верно послужил.


(Прим. - Ред.)

"Последние дни жизни Стефана Уроша III омрачены были великим несчастием – враждой к отцу сына его, «младого краля» Стефана Душана, кончившейся мученической смертью многострадального Стефана Уроша.
Стефан Душан, отличившийся подвигами храбрости в войне с Болгарами, правил Зетскою областью. Своекорыстные бояре, служившее при нем, стали побуждать его отнять престол у отца и сделаться королем над всею Сербиею. Они пугали Стефана, что его постигнет такая же участь, как и его отца, ослепленного в детстве дедом его Милутином. Честолюбивый Стефан поверил наговорам, и в его области поднялось возмущение против отца.
Урош не желал вражды; он принял меры для прекращения восстания, после долгих переговоров повидался с сыном, который обещал не предпринимать ничего против отца. Стефан Урош опять оставил сына в покое, возлагая надежду на Бога. Но не того желали бояре. Они стали говорить Душану, что отец к нему питает затаенную вражду и погубит его. Доверяя этому, Стефан хотел было бежать из отечества в чужие страны, но бояре этого не допустили и снова побуждали Стефана покончить с отцом. Душан склонился на эти убеждения, – и в Сербии совершилось великое злодеяние.
После примирительного свидания с сыном, Стефан Урош мирно жил в своих владениях, то в одном замке, то в другом, предаваясь делам благотворительности и не принимая никаких особых мер для своей безопасности. В то время, когда Стефан Урош находился в уединенном горном замке Петриче близ Неродимля, внезапно приехали туда Зетские бояре со Стефаном Дугааном во главе, окружили замок и захватили Стефана Уроша со всей семьей. Самого Стефана Уроша Душан приказал отвезти в отдаленный и уединенный недоступный замок Звечан, а жену и детей в другое место.
Но этим дело не кончилось. Решено было совсем покончить со старым сербским кралем. По распоряжению Стефана Душана, отправились в Звечан некоторые из его приближенных, и Стефан Урош мученически скончался, будучи удавлен в замке (мученическая кончина св. Стефана Дечанского последовала 11 ноября 1331 г.)
Тело мученика привезено было в новопостроенную обитель Дечанскую и торжественно погребено в богатой гробнице в построенной самим Стефаном церкви Вознесения Господня.
Говорили, что Стефан Урош скончался естественною смертью, но, конечно, все скоро узнали правду и смотрели на покойного короля, как на мученика."

источник: святитель Димитрий Ростовский. Жития святых. Житие святого Стефана Дечанского, краля Сербского

3. Мученик Виктор и мученица Стефанида.

     Виктор был римлянином и воином по ремеслу. Претерпел мучения за Христа при императоре Антонине. Во время его истязаний некая молодая женщина Стефанида объявила, что и она христианка. Виктора обезглавили мечом, а Стефаниду разорвали надвое, привязав одной ногой к верхушке одной пальмы, а другой ногой — к верхушке другой.

4. Мученик Викентий диакон, Валенсийский.

     Из Сарагосской епархии в Испании. Претерпел ужасные мучения за Христа и в довершение был испечен на железной решетке. Предал свой дух Богу в 304 году. Его мощи почивают в Риме, в храме, посвященном его имени.

5. Преподобный Феодор Студит, исповедник.

     Знаменитый игумен Студийского монастыря, великий страдалец за святые иконы, мудрый устроитель монастырской жизни, богодухновенный учитель Православия и досточудный подвижник. Упокоился в Царьграде в 826 году, достигнув 68-летнего возраста.


(Прим. - Ред.)

зриМонашеские Уставы: основные отличия междy Студийским и Иерусалимским Уставами


Каковы основные отличия междy Студийским и Иерусалимским уставами?

Во-первых, в Студийском уставе в принципе никогда не предполагаются всенощные бдения - ни под какой праздник, даже под двунадесятый. Вечерня и утреня всегда служатся раздельно, каждая в свое время: вечерня - вечером, утреня - утром. В Иерусалимском уставе всенощное бдение есть.

Во-вторых, в Студийском уставе никогда не поется Великое славословие - всегда читается. В Иерусалимском - по праздникам поется, а по будням читается.

В-третьих, в Студийском уставе преобладает студийская гимнография, т.е. авторами богослужебных текстов были студиты - монахи Студийского монастыря (Митрофан, Анатолий, Федоp, Иосиф, Феофан Начертанный). В Иерусалимском уставе, соответственно, своя гимнография - савваитская. Из великих савваитов-песнописцев можно назвать Косьмy Мапунского, Иоанна Дамаскина, Софрония Иерусалимского; Андрей Критский тяготел к Иерусалиму.


Еще одна важная отличительная особенность Студийского устава: на воскресной утрени отсутствовали "Непорочны", т.е. никогда не пелась 17-я кафизма. Ныне за богослужением по воскресеньям тоже нигде не поется 17-я кафизма; я знаю только один храм, где ее поют. Хотя, вообще говоря, это положено. Прп. Феодоp Студит заменил пение "Непорочных" "Степенными" антифонами. Один из "Степенных" антифонов вам хорошо известен: "От юности моея мнози борют мя страсти".
Почемy эти антифоны называются "Степенны"? Они были составлены Феодором Студитом как парафраз псалмов 18-й кафизмы ("Степенных псалмов" - "Песни степеней". Нынешняя 18-я кафизма (Псалмы со 119 по 133) - 15 достаточно кратких Псалмов - использовались еще в ветхозаветном богослужении следующим образом: чтобы войти во двоp Иерусалимского храма, нужно было подняться по 18 ступеням. На иконах Введения во Храм Пpесвятой Богородицы можно видеть эти ступени. При восхождении на каждую из этих ступеней ветхозаветные иудеи читали или пели соответствующий краткий Псалом. Это и есть те самые Псалмы, которые ныне составляют 18-ю кафизмy. По их образу и подобию Феодоp Студит и написал "Степенные" антифоны, которые и доныне используются Церковью.

Еще одна особенность Студийского устава состояла в том, что проскомидию совершал диакон, а не священник.

Различия междy Студийским и Иерусалимским уставами диктовались в основном разным образом жизни монашествующих в этих обителях. В древности монахи были двух типов: келлиоты и киновиты.
Студийская обитель была киновией, т.е. общежитием; монахи жили в одной ограде, управлялись одним архимандритом (кстати, слово "архимандрит" переводится с греческого языка как "начальник загона", "начальник овчарни", посколькy он пасет словесных овец, которые живут в одном загоне). Поэтомy каждое богослужение совершалось в свое время, и каждый насельник этого монастыря имел возможность каждое утро и каждый вечеp бывать в храме. Потомy и нет в этом уставе всенощных - всё совершалось в свое время.
Иначе обстояло дело в обители прп. Саввы: там монахи жили уединенно, по кельям (y кого была хижина, y кого - пещерка), и вместе сходились они только под воскресные дни и под праздники. Посколькy невозможно было расходиться после вечерни по своим кельям, чтобы снова рано утром прийти к утрене, то пришли к очень простому решению: служить всю ночь.

источник: иеромонах Михаил (Тахи-Заде). Лекции по литургике

6. Святой Стефан Урошиц Неманич, князь Сербский.

     Сын короля Драгутина. И в браке соблюл чистоту и целомудрие. Из его гробницы истекло миро.

7. Стихотворение

Был мучим и гоним святой король Дечанский,
Но все переносил с терпеньем христианским;
Когда, казалось, все его на свете одолели,
Он сам явился храбрым победителем на деле.
Отца родного кротостью осилил и смиреньем,
Кантакузина — мудростью и здравым рассужденьем.
На едкость Симониды отвечал простым молчаньем,
Царя Шишмана одолел — на Бога упованьем.
Не зря могучий сын Стефана сильным назывался;
С отцом своим, однако, силой духа не сравнялся,
Ведь сила — преходяща, земная слава — тленна,
А сила с небеси — всегда благословенна;

Она неистощима и вовек не оскудеет,
Стефан, король Дечанский, ею в Боге богатеет.
Небесной благодатью стяжав дар умиленья,
Одолевал он кротостью врагов и всепрощеньем.
Христос Стефана крепостию наделил и славой
И на престоле сербском утвердил его по праву.
Потом победу одержал Стефан конечную:
За Божью правду пострадав, вошел в жизнь вечную.
Молитву вознеси о нас, владыка православный,
Чтоб ввел Господь нас милостивый в Царство вседержавное.

8. Рассуждение

святитель Николай Сербский Охридский Пролог

     Если когда и восседал на престоле земного царства святой царь, то [это] был благоверный сербский король Стефан Дечанский. Греки, обычно считавшие славян варварами, дивились красоте души святого Стефана как редчайшему чуду той эпохи. Когда император Кантакузин послал к королю Милутину игумена монастыря Пантократора по неким государственным делам, король Милутин помимо прочего спросил и о своем сыне Стефане.
«Ты спрашиваешь меня, король, о втором Иове, — ответил ему игумен, — будь уверен, что его убогость стоит выше твоего королевского величия».

     Византийский император на первых порах относился к слепому Стефану весьма сурово: сначала заключил его в одном из покоев дворца, запретив всякий к нему доступ, а затем передал его в монастырь Пантократора — с тем чтобы там, неся тяжкие монашеские подвиги, ослабел он и погиб. Однако Бог хранил блаженного Стефана, и тот переносил подвиги поста и молитвы как самый лучший монах. О его мудрости [и рассудительности] стали говорить во всем Царьграде. И царь стал его уважать, всё чаще испрашивая у него совета.

     Так, например, святой Стефан посодействовал развенчанию и ниспровержению известной ереси Варлаама, с которой боролся святитель Григорий Палама (см. Синаксарь второй недели Великого поста). Варлаам в то время находился в Царьграде и ловкими интригами склонил к своему мнению многих вельмож и сановников в Церкви и при дворе. Пребывая в недоумении, царь вызвал Стефана и спросил его, что ему делать с Варлаамом. Мудрый Стефан ответил ему словами Псалмопевца:

"Мне ли не возненавидеть ненавидящих Тебя, Господи, и не возгнушаться восстающими на Тебя?" (Пс. 138:21)

     И еще добавил:
«Опасных людей следует изгонять из общества».
Выслушав сие, император Кантакузин немедленно с бесчестьем прогнал Варлаама из столицы.

9. Созерцание

Апостол Павел

Апостол Павел ("Леонтьевский" чин); 1479-1482 гг.; левобережная церковь Леонтия Ростовского Угличского собора Покровского монастыря; поступила в Угличский государственный историко-архитектурный и художественный музей в 1941 г.


     Да созерцаю чудесную силу исцелений у апостола Павла (Деян. гл. 28), а именно:
1) как святой Павел, помолившись, возложил руки на отца начальника острова [сего последнего звали Публий] и исцелил его от горячки и боли в животе;
2) как и многих других в том месте уврачевал он подобным образом.


(Прим. - Ред.)

зриДеяния Апостолов: сила исцелений у апостола Павла


Апостол Павел исцеляет отца Публия "Апостол Павел исцеляет отца Публия"; церковь кораблекрушения Святого Павла (Валлетта, Мальта)
Деяния апостолов, глава 28
28.7 Около того места были поместья начальника острова, именем Публия; он принял нас и три дня дружелюбно угощал.
28.8 Отец Публия лежал, страдая горячкою и болью в животе; Павел вошел к нему, помолился и, возложив на него руки свои, исцелил его.
28.9 После сего события и прочие на острове, имевшие болезни, приходили и были исцеляемы,
28.10 и оказывали нам много почести и при отъезде снабдили нужным.


"Вот и еще странноприимец, Публий, человек богатый и весьма радушный. Он не видел ничего, но единственно из сострадания к их несчастью, принял их и оказал им услугу. Хорошо это сказано, потому что угостить двести семьдесят душ - знак великой любви. Смотри, какая польза от странноприимства: не по какой-нибудь необходимости и не против воли, но почитал (странноприимство) драгоценным благом, он угощал их «три дня»; потому справедливо и получает воздаяние.
"и при отъезде снабдили нужным": не награду он взял, да не будет, но здесь исполнилось написанное: «трудящийся достоин пропитания» (Мф. 10:10). Удивительно, как все - не только то, что, по-видимому, служит к нашей безопасности, но и противное тому - обращается нам во благо.

В несчастье бывает подобное тому, как если бы кто-нибудь стал тростью сражаться с огнем; по-видимому он поражает огонь, но делает его еще светлее и изнуряет самого себя. Так и несчастье бывает для добродетели причиною и поводом к ее прославлению.
Когда при несправедливости (других) мы вверяемся управлению Божию, как следует, тогда наши достоинства сияют яснее.
Также, когда действует диавол, то подвергающиеся его действию становятся светлее.
Почему же, скажешь, с Адамом не случилось этого, а напротив, он подвергся унижению? Ему-то в особенности Бог и устроял все на пользу; если же он пострадал, то сам причинил зло самому себе; и все, что причиняется нам другими, служит к великому нашему благу, а что происходит от нас самих, то не таково. Когда нам причиняют зло другие, то мы скорбим, а когда сами себе, то нет; потому Бог и внушает нам, что претерпевающий несправедливость от другого получает пользу, а претерпевающий от самого себя получает вред, и конечно для того, чтоб мы первое мужественно переносили, а последнего избегали.
Но с Адамом, скажешь, было совершенно не так. Для чего же он послушался жены? Почему не отверг совета противного (заповеди Божией)? Ты (Адам) сам был виновен; потому что, если бы виною этого был диавол, то все искушаемые непременно погибали бы: если же они не погибают, то виною (погибели) бываем мы сами.
Но в таком случае, скажешь, или все искушаемые не должны уклоняться с правого пути, или, если виною бываем мы сами, должно было погибать и без диавола? Так и бывает; многие погибают и без диавола; не все делает он, а многое бывает и от одного нашего неразумия; и в том, чему он бывает виною, мы подаем ему повод."

источник: святитель Иоанн Златоуст


"Почему больного неверующего человека он исцеляет молитвой, в то время как в случае с верующими больными Тимофеем и Трофимом он одного исцеляет с помощью медицинского искусства (1Тим. 5:23), а другого просто оставляет больным (2Тим. 4:20)? Очевидно, потому что тот должен был быть исцелен чудесным образом снаружи, кто не был здоровым внутри, в чем не нуждались те, кто были благополучны внутри."

источник: святой Беда Достопочтенный. Изложение Деяний Апостолов 28.8

10. Проповедь о Создателе нового человека.

толкование Послания к Ефесянам святого апостола Павла
"вражду́ пло́тiю свое́ю, зако́нъ за́повѣдiй уче́ньми упраздни́въ, да о́ба сози́ждетъ собо́ю во еди́наго но́ваго человѣ́ка, творя́ ми́ръ,"
"враждY пlтію свое1ю, зако1нъ зaповэдій ўче1ньми ўпраздни1въ, да џба сози1ждетъ собо1ю во є3ди1наго но1ваго человёка, творS ми1ръ,"
"упразднив вражду Плотию Своею, а закон заповедей учением, дабы из двух создать в Себе Самом одного нового человека, устрояя мир,"
(Еф. 2:15)

     Снизойдя на землю, человеколюбивый Господь пришел ко всем людям, а не только к некоторым.
Иудеи ожидали МессиюОн пришел как Мессия.
Язычники чаяли ИскупителяОн пришел как Искупитель.

     Пришел Он с равной любовью и к иудеям, и к язычникам. Кроме иудеев и язычников, никого третьего на земле и не было. Иудеи единственные в мире веровали в истинного Бога, язычники поклонялись идолам. Впрочем, иудеи также омрачили свою веру собственными беззакониями и не знали ничего — так по своему неразумию и невежеству сделались они под стать язычникам. А тем более — по греховному проклятию, которое от Адама тяготело над черной землей.

     Как ветхий Адам принадлежал не только иудеям, но и язычникам, ибо и те и другие произошли от него, так и Новый Адам принадлежал не только одним из них, но обоим, ведь спас Он тех и других.

     Господь Иисус [Христос] не мог одобрительно относиться ни к царству иудейскому, то есть царству пустого законнического формализма, ни к царству эллинскому (и вообще — языческому), то есть царству натуралистических басен и демонического колдовства и ворожбы. Но взял Он обоих больных и обоих исцелил. Уврачевав же их обоих, устроил Он из них нового человека.
Это — Церковь Божия.
Так Господь упразднил и отверг как иудейство, так и эллинство и создал Свою Святую Церковь.

     О Господи Иисусе, всеблагий и всемудрый, всё благо и всё премудро паче всякого слова, что Ты совершил. Тебе слава и [по]хвала вовеки. Аминь.


Создание и сопровождение сайта:   Студия AleGrans.ru